©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Генкин, Валерий
САНКИ, КОЗЕЛ, ПАРОВОЗ: роман

Серия "Открытая книга"

2011 год
2000 экз.
429 стр.

ISBN 978-5-7516-0948-1


Герой романа на склоне лет вспоминает детство и молодость, родных и друзей и ведет воображаемые беседы с давно ушедшей из жизни женой.

Воспоминания эти упрямо не желают складываться в стройную картину, мозаика рассыпается, нить то и дело рвется, герой покоряется капризам своей памяти, но из отдельных эпизодов, диалогов, размышлений, писем и дневниковых записей — подлинных и вымышленных — помимо его воли рождается история жизни семьи на протяжении десятилетий.

Свободная, оригинальная форма романа, тонкая ирония и несомненная искренность повествования, в котором автора трудно отделить от героя, не оставят равнодушным ценителя хорошей прозы.

Валерий Генкин (р. 1940) — прозаик и переводчик, живет в Москве.

…А теперь и спросить не у кого.
На это тебе и жалуюсь в первую голову. Все меньше, знаешь ли, думаю — что будет, все чаще тянет вспоминать — что было. Подробно, до пустяков, словечек деда, поворота головы одноклассницы, промелька маминой руки, дочкиного лепета, дребезга ложки в стакане железнодорожного чая. Трудная работа, а кто мог помочь — ушли. Почти все. Они теперь обходятся без меня, и это, скорее всего, не доставляет им никаких неудобств. Им я больше не нужен. Обидно, однако. Вот и ты ушла. Обрела свободу. И независимость. А я-то не свободен. Завишу — от памяти. Годы вымывают из нее мелочи, из которых, собственно, и состоит жизнь. Кое-что, конечно, осталось. Вот, скажем, карандашные метки на дверном косяке — мальчик растет. А вот плавки с тесемками сбоку, чтобы надевать их, не снимая трусов, — мальчик подрос… Или реклама: «На сигары я не сетую, сам курю и вам советую». Я тогда не знал, что такое «сетую», прочитывал с ударением на «у», получалось нескладно. Или вкус варенца на малаховском рынке. Или запах желтой бахромчатой страницы «Тружеников моря» — скучища, что-то там долго и нудно про приливы-отливы, но пахло замечательно. Нет, я, само собой, сопротивляюсь, подхлестываю память, тереблю — уж так стараюсь ухватить, и вытащить, и снова поселить в своем мире все эти тени, ощущения, вернуть им тепло, живую шероховатость — да то и дело застреваю, теряюсь, шарю по закоулкам, а там — темно. И спросить не у кого. Это мучает. И тоскою ложится в первую строку. Кузмин ли Цветаевой сказал, Цветаева ли Кузмину: мол, стихи пишут ради последней строчки. А тут — первая. Дело как бы сделано, дальше писать незачем. Или распишусь? Разговорюсь? Ты-то молчишь, но уж очень располагающе. Так славно молчишь, слушаешь. Слушаешь? Так вот, все ушли, кто помнил, и рассказ теперь получится — дыра на дыре. Все равно стоим в пробке? Ладно, слушай. Да и кто ж помешает эту строчку повторить? Как там Данте распорядился светилами?..
А сюжет? И чем все кончилось? Да бросьте, будто сами не знаете, чем все кончается. Других вариантов нет.

…Зато как хорошо начиналось! Дядька подхватил, посадил на верхнюю полку. Санки были красные-красные. Паровоз хоть и погудел, но не задавил. И с козлом обошлось.
На другие вопросы я сам хотел бы получить ответ, да вот беда: спросить решительно не у кого...

Назад в раздел

     Умер Евгений Львович Войскунский 3 июля 2020 года, на 99 году жизни. Писатель, военный журналист, он прошел войну, участвовал в обороне полуострова Ханко и Ленинграда. Его книги стали классикой фантастики двадцатого столетия. Позже он писал романы о войне и военном поколении. Евгений Львович был среди основателей «Текста», у нас выходили его книги «Экипаж “Меконга”», «Девичьи сны», «Румянцевский сквер», «Полвека любви». Последний его роман «Балтийская сага» вышел в 2018 году, к сожалению, не у нас. В том же году было записано это видео в проекте «Живой голос Победы»: https://www.youtube.com/watch?v=lDUZdbfGEiI Глубочайшие соболезнования семье Евгения Львовича. Какое счастье, что он так долго был с нами.
     Роман Джойс Кэрол Оутс - на "Эхо Москвы" "Исповедь моего сердца» — авантюрно-семейный роман, с изощренным сюжетом, захватывающей интригой, роман об Игре, в которую превращается жизнь, и о жизни, подчиненной Игре и оборачивающейся трагедией... - Николай Александров о романе Джойс Кэрол Оутс, новинке серии "Семейный роман": https://echo.msk.ru/programs/books/2667739-echo/Прочесть фрагмент: https://www.labirint.ru/books/746139/
     Читаем в оригинале - обзор "Лабиринта" Как быстро выучить английский? Но не для галочки, а так, чтобы процесс доставлял удовольствие, а полученные знания точно пригодились? Совместите приятное с полезным: прочтите книгу любимого автора в оригинале. Двуязычные книги "Текста" - взрослые и детские - в обзоре "Читаем в оригинале": https://www.labirint.ru/now/bilingvy/
     "Домашний зверинец" Т.Готье - на "Эхо Москвы" Николай Александров: «Книга рассказов Теофиля Готье "Домашний зверинец" в переводе, с предисловием и примечаниями Веры Мильчиной. Книга о кошках, собаках, лошадях, попугае, ящерице, исполненная изящества, мягкой иронии и той удивительной и уютной, хотя и несколько многословной риторики XIX столетия, которая составляет одну из самых милых сердцу примет классических произведений...» https://echo.msk.ru/programs/books/2661077-echo/ Полистать книгу на книжной ярмарке в Лабиринте: https://www.labirint.ru/books/743510/
     Фрагмент из Теофиля Готье Теофиль Готье был большим любителем животных и не только держал у себя крыс, кошек, попугаев, собак, лошадей и др., но и написал о них книгу «Домашний зверинец» http://textpubl.ru/books/107/71852, она вышла в «Тексте» в переводе Веры Мильчиной. «Горький Медиа» публикует первую главу о кошке автора «Капитана Фракасса», разбиравшейся в благовониях и предпочитавшей всем прочим пачули и кашмирский ветивер: https://gorky.media/fragments/koty-eto-tigry-dlya-bednyh/

Все события >>
Хорошие книги
НОСОРОГ
Ионеско, Эжен

В книге собраны наиболее известные произведения знаменитого французского драматурга, одного из родоначальников «театра абсурда», признанного классика литературы ХХ века, Эжена Ионеско, принесшие ему мировую славу: его первая пьеса «Лысая певица» (1950), «Урок» (1951), «Стулья» (1952) и «Носорог» (1959).

подробнее >>
КРИЗИС: сборник стихотворений
Гессе, Герман

Цикл стихотворений Германа Гессе «Кризис» (1928) был написан будущим нобелевским лауреатом в период работы над знаменитым романом «Степной волк». По первоначальному замыслу некоторые из этих стихотворений должны были войти в роман и принадлежать перу Гарри Галлера, однако потом Гессе решил издать их под своим именем. Сборник без всяких оговорок можно назвать исповедальным — столько в нем жгучей боли, неприкрытого страдания, иронии и самоиронии.

подробнее >>
ПОЧТИ ЗАБЫТОЕ ИСКУССТВО ПРАЗДНОСТИ
Лаферьер, Дани

23 марта в 16-00 в магазине "Библио-Глобус" состоится встреча с канадским писателем Дани Лаферьером – членом Французской академии, одним из 40 «бессмертных», как называют членов академии со времен основавшего ее кардинала Ришелье. Книга Д.Лаферьера — нечто большее, чем просто рассуждение о том, как насытить жизнь радостью. Лаферьер проникновенно и завораживающе говорит о лунных ночах, о запахе иланг-иланга, о шумных улицах Нью-Йорка и тончайшем аромате библейской Песни песней, о студеных зимах Монреаля и промелькнувшем в толпе лице друга, о чтении Кафки на пляже Майами, о девушке, которую он в юности пригласил в кино. И еще о многом другом. Эта книга — и есть радость, бьющая через край, побеждающая все невзгоды и тяготы жизни.

подробнее >>
ПАРИКМАХЕР МАРИИ-АНТУАНЕТТЫ И ДРУГИЕ ПРИЧУДЫ ИСТОРИИ
Ришо, Фредерик

Семьдесят пять портретов – семьдесят пять человек, проживших в тени великих людей (Наполеона, Сократа, Марселя Пруста) или великих событий (открытие Америки, высадка в Нормандии, покорение Космоса), - и все они, каждый по-своему, а подчас даже сами того не желая, вписали свои имена в анналы мировой истории. Главное – это участие! Французский писатель и сценарист Фредерик Ришо делится с читателями своей коллекцией капризов и причуд Истории — малоизвестных и забавных исторических анекдотов, завершая их то шутливым, то печальным, но всегда умным и афористичным комментарием.



подробнее >>
КАФКА, ВЕЧНЫЙ ЖЕНИХ
Жаклин Рауль-Дюваль

Франц Кафка был страстно влюблен в Фелицию, Юлию, Милену и Дору. Он четырежды обручался, но не женился. Те, чьи сердца он покорил, должны были жить вдалеке от него, чтобы он имел счастье писать им и чувствовал облегчение от того, что не видит их в реальной жизни. Всякий раз, когда заканчивался очередной роман, он на едином дыхании писал новую книгу. Так родились «Америка», «Процесс», «Замок».
Обо всем этом в романе Ж. Рауль-Дюваль Кафка рассказывает сам — в письмах, дневниках, разговорах.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>