©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Рот, Йозеф
События
Автор на языке оригинала: Joseph Roth

Книги:
ТАРАБАС. Гость на этой земле


Йозеф Рот (1894-1939) - выдающийся австрийский писатель, классик мировой литературы XX века, автор знаменитых романов "Марш Радецкого", "Склеп капуцинов", "Иов".

Гениальный писатель и святой пьяница Йозеф Рот - певец  габсбургской идиллии с ее поликультурной пестротой и толерантностью.

Причинами смерти 45-летнего Йозефа Рота чаще всего называют  алкоголизм и ностальгию - первое, очевидно, вытекало из второго, и наоборот.

Обе болезни писатель взлелеял в себе сам, в свое время, еще перед великим распадом 1914 - 1918 годов, избрав для себя судьбу эмигранта, путешественника на Запад и гостиничного затворника, а также сделав побег своим перманентным состоянием.

Городишко Броды, где он родился в 1894 году, лежит недалеко от Львова. В те времена он считался "галицким Иерусалимом" (отсюда, кстати, такая частая среди восточноевропейских евреев фамилия Бродский.

Рожденный в этой переходной полосе между Галичиной и Волынью, на самой восточной окраине австро-венгерского мира и Европы, где "культуры все-таки больше, чем об этом можно судить по состоянию канализаций", Рот при первой же возможности покинул эту свою "малую родину", на восемьдесят пять процентов заселенную представителями его странствующего народа.

Это был зов славы, возможно, жажда качественно высшего бытия, великая иллюзия семнадцатилетнего на пороге первой из всемирных катастроф. "Городом  местечку никогда не быть. Карьеры поселений, как и карьеры людей, ограничены роком", - напишет он спустя много лет, наверное, объясняя себе самому этот порыв к Великому. В 1913 году он начинает учиться во Львове - и вскоре также покидает его. Ему мало Львова: темп жизни недостаточен, литературные дискуссии не выходят за пределы политических, взаимно изнурительное украинско-польское выяснение отношений не имеет конца, польский язык доминирует на университетских лекциях. Все это вынуждает его, немецкоязычного и космополитичного, опять- таки - при первой же возможности - направиться дальше на Запад, из "малой Вены" в настоящую.

Однако от Галичины не убежишь, особенно когда носишь ее в себе. Сначала она догнала Рота в Вене. Это произошло в начале войны, когда тысячи галицких беженцев, слишком напуганных русским наступлением и перспективой погромов еврейства, оказались здесь и там на венских улицах, площадях, вокзалах, таща за собой свой багаж, детей, жен, стариков. Большинство романов Рота, которые будут написаны позднее, невозможны без этого ужасного опыта панического переселения городишек в Город.

Дальше была война, участвовать в которой он наконец согласился добровольно. И так состоялось одно из его возвращений - Рот опять заброшен в Галичину, чтобы увидеть мировой танец смерти и предречь, как будут разлагаться на составные части в галицкой земле западноевропейские трупы, удобряя ее, и как "на сгнивших скелетах мертвых тирольцев, австрийцев, немцев (чехов, словаков, мадьяров, хорватов, добавим) зацветет кукуруза этого края". У писателя не может не быть предчувствий. Более того - ему никуда от них не деться. Наведываясь еще неоднократно во Львов в 20-е и впоследствии 30-е годы (Рот был приглашаем польскими коллегами как один из наиболее популярных и чаще других переводимых и издаваемых в межвоенной Польше авторов), он пытался констатировать нерушимость "того еще мира", габсбургской идиллии, поликультурной пестроты и толерантности. Возвращаясь в Берлин или впоследствии в Париж, он говорил и писал об увеличении рубцов, о почти полном заживании ран, развязывании узлов, самовозрождении культуры в Галичине.

Он ошибался, как все великие романисты, не зная жизни и выдавая  желаемое за действительное - "того еще мира" уже не существовало, он еще кое-как напоминал о себя во время писательских вечеринок в богемных ресторанах, но на самом деле все было не так, сумерки фашизации надвигались на Европу, а большой красный змей уже уморил миллионы крестьян на Востоке. Геноциды превращались в норму официального политического курса правительств и вождей.

Зимой 1937-го Рот в последний раз приезжал во Львов. "Уверяю вас, друзья, что мы присутствуем на последнем из подобных праздников в Европе", - обращался к избранному львовскому обществу не без влияния алкоголя и пробужденных предчувствий. Не все из присутствующих хотели ему верить. Кое-кого из них расстреляли энкаведисты между 24 и 26 июня, а кое-кого эсесовцы 3 июля в том же таки 1941 году.

Неделя, которая прошла между двумя львовскими расстрелами интеллигенции, стала неделей окончательного разрушения мира Рота. К счастью, Рот не дожил до этого. Он умер в Париже, в конце очередного мая-месяца, который по-настоящему возможен только в Париже. Истинной причиной смерти были предчувствия - катастрофа должна начаться сразу после лета, через каких-нибудь девяносто три  дня (последние курорты, вакации, салоны, танцы и загородные   пикники). Далее был Холокост, фабрики смерти, трагедия Центральной Европы - все разом вместе с войной, от которой его сердце святого пьяницы все равно бы разорвалось.



     Умер Евгений Львович Войскунский 3 июля 2020 года, на 99 году жизни. Писатель, военный журналист, он прошел войну, участвовал в обороне полуострова Ханко и Ленинграда. Его книги стали классикой фантастики двадцатого столетия. Позже он писал романы о войне и военном поколении. Евгений Львович был среди основателей «Текста», у нас выходили его книги «Экипаж “Меконга”», «Девичьи сны», «Румянцевский сквер», «Полвека любви». Последний его роман «Балтийская сага» вышел в 2018 году, к сожалению, не у нас. В том же году было записано это видео в проекте «Живой голос Победы»: https://www.youtube.com/watch?v=lDUZdbfGEiI Глубочайшие соболезнования семье Евгения Львовича. Какое счастье, что он так долго был с нами.
     Роман Джойс Кэрол Оутс - на "Эхо Москвы" "Исповедь моего сердца» — авантюрно-семейный роман, с изощренным сюжетом, захватывающей интригой, роман об Игре, в которую превращается жизнь, и о жизни, подчиненной Игре и оборачивающейся трагедией... - Николай Александров о романе Джойс Кэрол Оутс, новинке серии "Семейный роман": https://echo.msk.ru/programs/books/2667739-echo/Прочесть фрагмент: https://www.labirint.ru/books/746139/
     Читаем в оригинале - обзор "Лабиринта" Как быстро выучить английский? Но не для галочки, а так, чтобы процесс доставлял удовольствие, а полученные знания точно пригодились? Совместите приятное с полезным: прочтите книгу любимого автора в оригинале. Двуязычные книги "Текста" - взрослые и детские - в обзоре "Читаем в оригинале": https://www.labirint.ru/now/bilingvy/
     "Домашний зверинец" Т.Готье - на "Эхо Москвы" Николай Александров: «Книга рассказов Теофиля Готье "Домашний зверинец" в переводе, с предисловием и примечаниями Веры Мильчиной. Книга о кошках, собаках, лошадях, попугае, ящерице, исполненная изящества, мягкой иронии и той удивительной и уютной, хотя и несколько многословной риторики XIX столетия, которая составляет одну из самых милых сердцу примет классических произведений...» https://echo.msk.ru/programs/books/2661077-echo/ Полистать книгу на книжной ярмарке в Лабиринте: https://www.labirint.ru/books/743510/
     Фрагмент из Теофиля Готье Теофиль Готье был большим любителем животных и не только держал у себя крыс, кошек, попугаев, собак, лошадей и др., но и написал о них книгу «Домашний зверинец» http://textpubl.ru/books/107/71852, она вышла в «Тексте» в переводе Веры Мильчиной. «Горький Медиа» публикует первую главу о кошке автора «Капитана Фракасса», разбиравшейся в благовониях и предпочитавшей всем прочим пачули и кашмирский ветивер: https://gorky.media/fragments/koty-eto-tigry-dlya-bednyh/

Все события >>
Хорошие книги
КИТ
Чхон, Менгван

«Кит» Чхона Мёнгвана назван "Лучшим романом года-2014" в Южной Корее. Роман одного из самых оригинальных прозаиков Южной Кореи, переведенный на многие языки мира, вызвал восторг у критиков и читателей феерически ярким описанием судеб двух главных героинь, матери и дочери, и удивительными образами прочих персонажей — сестер-близнецов, проститутки, портового грузчика, тюремщика, главы клана якудза... Критики сравнивают «Кита» с шумным карнавалом на базарной площади, где захваченный головокружительными событиями зритель не в силах оторваться от зрелища.

подробнее >>
У ВАЛЕНТИНЫ СИНИЕ ПЯТКИ
Пастуро, Мишель / Ле Шо, Лоранс

Мишель Пастуро, автор всемирно популярных историй синего, чёрного, красного и зелёного цветов, вместе с художницей Лоранс Ле Шо расскажет о синем цвете. И о маленькой Валентине, которая обожает этот цвет, — и синие туфельки, и синий шар, и синие краски. И с ней вечно происходят всякие истории. На этот раз, поверишь ли, её пятки стали синими! А вообще-то синий — это цвет мечты, поэзии и размышлений, спокойствия и мира… Валентина вполне может гордиться тем, что это её любимый цвет!

подробнее >>
ПАРИКМАХЕР МАРИИ-АНТУАНЕТТЫ И ДРУГИЕ ПРИЧУДЫ ИСТОРИИ
Ришо, Фредерик

Семьдесят пять портретов – семьдесят пять человек, проживших в тени великих людей (Наполеона, Сократа, Марселя Пруста) или великих событий (открытие Америки, высадка в Нормандии, покорение Космоса), - и все они, каждый по-своему, а подчас даже сами того не желая, вписали свои имена в анналы мировой истории. Главное – это участие! Французский писатель и сценарист Фредерик Ришо делится с читателями своей коллекцией капризов и причуд Истории — малоизвестных и забавных исторических анекдотов, завершая их то шутливым, то печальным, но всегда умным и афористичным комментарием.



подробнее >>
ПРОГУЛКИ ПО ПАРИЖУ С БОРИСОМ НОСИКОМ: В двух книгах. Кн.I: ЛЕВЫЙ БЕРЕГ И ОСТРОВА
Носик, Борис

Этот удивительный путеводитель по великому древнему городу написал большой знаток Франции и Парижа Борис Михайлович Носик (1931—2015). Читатель увидит Париж д’Артаньяна и комиссара Мегрэ, Эрнеста Хемингуэя и Оноре де Бальзака, Жоржа Брассанса, Ференца Листа, великих художников и поэтов, город, ставший второй родиной для нескольких поколений русских эмигрантов, и вместе с Борисом Носиком проследит его историю со времен римских легионеров до наших дней.

подробнее >>
НИЩЕНКА С МОСТА ИСКУССТВ
Гауф, Вильгельм

За почти два столетия, прошедшие после смерти великого немецкого писателя Вильгельма Гауфа (1802―1827), мы сроднились с такими героями его сказок, как Маленький Мук, Калиф-аист, Карлик Нос. В сборнике новелл Гауфа «Нищенка с Моста Искусств» кипят сильные страсти, будоражат воображение роковые тайны, произведения литературы и искусства оказывают огромное влияние на реальную жизнь. Это атмосфера чуда, эта обыкновенность необыкновенного получила продолжение в истории мировой сказки.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>