© ООО «Текст», 2018
e-mail: text@textpubl.ru





Уважаемые авторы! 
В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2018 года прекратило принимать рукописи от авторов. 
Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Рот, Йозеф
События
Автор на языке оригинала: Joseph Roth

Книги:
ТАРАБАС. Гость на этой земле


Йозеф Рот (1894-1939) - выдающийся австрийский писатель, классик мировой литературы XX века, автор знаменитых романов "Марш Радецкого", "Склеп капуцинов", "Иов".

Гениальный писатель и святой пьяница Йозеф Рот - певец  габсбургской идиллии с ее поликультурной пестротой и толерантностью.

Причинами смерти 45-летнего Йозефа Рота чаще всего называют  алкоголизм и ностальгию - первое, очевидно, вытекало из второго, и наоборот.

Обе болезни писатель взлелеял в себе сам, в свое время, еще перед великим распадом 1914 - 1918 годов, избрав для себя судьбу эмигранта, путешественника на Запад и гостиничного затворника, а также сделав побег своим перманентным состоянием.

Городишко Броды, где он родился в 1894 году, лежит недалеко от Львова. В те времена он считался "галицким Иерусалимом" (отсюда, кстати, такая частая среди восточноевропейских евреев фамилия Бродский.

Рожденный в этой переходной полосе между Галичиной и Волынью, на самой восточной окраине австро-венгерского мира и Европы, где "культуры все-таки больше, чем об этом можно судить по состоянию канализаций", Рот при первой же возможности покинул эту свою "малую родину", на восемьдесят пять процентов заселенную представителями его странствующего народа.

Это был зов славы, возможно, жажда качественно высшего бытия, великая иллюзия семнадцатилетнего на пороге первой из всемирных катастроф. "Городом  местечку никогда не быть. Карьеры поселений, как и карьеры людей, ограничены роком", - напишет он спустя много лет, наверное, объясняя себе самому этот порыв к Великому. В 1913 году он начинает учиться во Львове - и вскоре также покидает его. Ему мало Львова: темп жизни недостаточен, литературные дискуссии не выходят за пределы политических, взаимно изнурительное украинско-польское выяснение отношений не имеет конца, польский язык доминирует на университетских лекциях. Все это вынуждает его, немецкоязычного и космополитичного, опять- таки - при первой же возможности - направиться дальше на Запад, из "малой Вены" в настоящую.

Однако от Галичины не убежишь, особенно когда носишь ее в себе. Сначала она догнала Рота в Вене. Это произошло в начале войны, когда тысячи галицких беженцев, слишком напуганных русским наступлением и перспективой погромов еврейства, оказались здесь и там на венских улицах, площадях, вокзалах, таща за собой свой багаж, детей, жен, стариков. Большинство романов Рота, которые будут написаны позднее, невозможны без этого ужасного опыта панического переселения городишек в Город.

Дальше была война, участвовать в которой он наконец согласился добровольно. И так состоялось одно из его возвращений - Рот опять заброшен в Галичину, чтобы увидеть мировой танец смерти и предречь, как будут разлагаться на составные части в галицкой земле западноевропейские трупы, удобряя ее, и как "на сгнивших скелетах мертвых тирольцев, австрийцев, немцев (чехов, словаков, мадьяров, хорватов, добавим) зацветет кукуруза этого края". У писателя не может не быть предчувствий. Более того - ему никуда от них не деться. Наведываясь еще неоднократно во Львов в 20-е и впоследствии 30-е годы (Рот был приглашаем польскими коллегами как один из наиболее популярных и чаще других переводимых и издаваемых в межвоенной Польше авторов), он пытался констатировать нерушимость "того еще мира", габсбургской идиллии, поликультурной пестроты и толерантности. Возвращаясь в Берлин или впоследствии в Париж, он говорил и писал об увеличении рубцов, о почти полном заживании ран, развязывании узлов, самовозрождении культуры в Галичине.

Он ошибался, как все великие романисты, не зная жизни и выдавая  желаемое за действительное - "того еще мира" уже не существовало, он еще кое-как напоминал о себя во время писательских вечеринок в богемных ресторанах, но на самом деле все было не так, сумерки фашизации надвигались на Европу, а большой красный змей уже уморил миллионы крестьян на Востоке. Геноциды превращались в норму официального политического курса правительств и вождей.

Зимой 1937-го Рот в последний раз приезжал во Львов. "Уверяю вас, друзья, что мы присутствуем на последнем из подобных праздников в Европе", - обращался к избранному львовскому обществу не без влияния алкоголя и пробужденных предчувствий. Не все из присутствующих хотели ему верить. Кое-кого из них расстреляли энкаведисты между 24 и 26 июня, а кое-кого эсесовцы 3 июля в том же таки 1941 году.

Неделя, которая прошла между двумя львовскими расстрелами интеллигенции, стала неделей окончательного разрушения мира Рота. К счастью, Рот не дожил до этого. Он умер в Париже, в конце очередного мая-месяца, который по-настоящему возможен только в Париже. Истинной причиной смерти были предчувствия - катастрофа должна начаться сразу после лета, через каких-нибудь девяносто три  дня (последние курорты, вакации, салоны, танцы и загородные   пикники). Далее был Холокост, фабрики смерти, трагедия Центральной Европы - все разом вместе с войной, от которой его сердце святого пьяницы все равно бы разорвалось.



     "Горький" - о книге Д.Клугера "Из Энска в Энск и обратно" Сборник "Из Энска в Энск и обратно" Д.Клугера - в обзоре "Горького": "Странный сборник, где оказались вещи настолько разные, что по обложке и названию сложно догадаться о содержании — сориентируются только знающие самого Даниэля Клугера..." https://gorky.media/context/vzroslaya-pugayushhaya-skazka/
     "Беглец из преисподней" Б.Липмана - в обзоре "Горького" Книга Бернарда Липмана "Беглец из преисподней" (Текст, 2018, пер. с англ. Даниэля Фрадкина и Михаила Кривича) - в выборе "Горького": "...Ее главная тема — выживание в условиях, когда это просто невозможно; но не как феномен, а как частный, совершенно фантастический случай, где главным двигателем выживания становится не что иное, как побег... Удача, наглость, желание жить и просто подходящие обстоятельства сопутствовали беглецу... и он подробно останавливается на каждом невероятном спасении..." https://gorky.media/context/rvanyj-temp-i-naglaya-energiya/
     Роман "Господин Моцарт пробуждается" Э.Баронски - в выборе "Горького" "Именно тем роман и хорош, что всякие подробности сюжета — быт, язык, сопутствующие комические ситуации и моцартовские каламбуры — не затмевают тут очень понятную, вневременную тоску героя: по женщине, по музыке, по славе... он как будто наглядно демонстрирует, что жизнь — это все-таки не полная ерунда..." (Лиза Биргер. "Горький": https://gorky.media/reviews/novye-zarubezhnye-knigi-iyun/)
     Интервью с Меиром Шалевом "Если в правильном возрасте — в три-четыре-пять лет — помогать ребенку увидеть все то, что происходит вокруг нас в окружающем мире, тогда эти дети вырастут другими людьми, они не будут одиноки. Вот к чему я призываю. Если мы не сделаем это сейчас, наши дети будут изучать не живую природу, а ее IT-вариант — картинки в айпадах и смартфонах. Не уверен, что им будет интересно, и что впоследствии они сами вырастут интересными людьми..."
(Интервью с Меиром Шалевом в авторской рубрике Афанасия Мамедова: https://www.labirint.ru/now/meir-shalev-mamedov/)
     Фрагмент из книги Меира Шалева Глава "Италия в саду" из книги Меира Шалева "Мой дикий сад": http://prochtenie.ru/passage/29387

Все события >>
Хорошие книги
МСЬЕ И НЕКТО: Кукольное представление
Превер, Жак

Жак Превер (1900 – 1977) – одна из знаковых фигур во французской культуре. Он писал стихи, пьесы, киносценарии, детские произведения, делал удивительные коллажи. 

Эту книгу Превер создал в соавторстве с художницей Эльзой Энрикес (р. 1922). Текст и иллюстрации образуют единое целое — настоящее кукольное действие, сказочное и веселое.

подробнее >>
КРИЗИС: сборник стихотворений
Гессе, Герман

Знаменитый к середине 1920-х годов автор «Демиана» (1919) и «Сиддхартхи» (1922) Герман Гессе (1877–1962) большую часть этих стихов написал зимой 1925 года, ночью, под утро, фиксируя ощущения и впечатления прошедшего дня.
 
Сборник «Кризис» без всяких оговорок можно назвать проникновенной исповедью пятидесятилетнего мужчины – столько в нем жгучей боли, неприкрытого страдания, иронии и самоиронии.

подробнее >>
ПАРАД ЗЕРКАЛ И ОТРАЖЕНИЙ. Повести и рассказы
Кудрявицкий, Анатолий

В подземной лаборатории на окраине Москвы проводятся секретные эксперименты по клонированию людей. Первыми подверглись клонированию Генеральный секретарь КПСС Юрий Андропов и молодой ученый Феликс Кангар. Повесть «Парад зеркал и отражений» написана в жанре магического реализма и отличается отточенным стилем и увлекательным сюжетом, как и другие две повести автора, включенные в этот сборник: «Поцелуй пустоты» о случае ясновидения у русского эмигранта в Германии и «Путешествие улитки в центр раковины» — проникнутая духом дзен притча о странствиях мифического японского поэта конца XIX века. В книгу также вошли лучшие рассказы автора.

подробнее >>
СМЕШЛИВЫЙ ГИППОПОТАМ. АМЕРИКАНСКИЕ ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ
Баум, Лаймен Фрэнк

Когда американский сказочник Лаймен Фрэнк Баум (1856-1919) придумал Волшебную страну Оз, его полюбили дети всего мира. Его книги породили множество экранизаций и подражаний, в том числе и любимые всеми детьми России истории о волшебнике Изумрудного города. Этот замечательный писатель сочинил множество других занимательных историй. Открыв эту книгу, вы сможете познакомиться с ними. Озорные, полные юмора фантазии этого мастера будут интересны и детям, и взрослым.

подробнее >>
ДЕЛО СОБАКИ БАСКЕРВИЛЕЙ
Байяр, Пьер

На этот раз французский литературовед и психоаналитик Пьер Байяр – автор оригинальный и зачастую парадоксальный, известный читателям своими бестселлерами о книгах, которых мы не читали, и о странах, где мы не бывали, – бросает вызов Шерлоку Холмсу, заявив, что легендарный сыщик совершил ошибку в расследовании попытки убийства сэра Генри Баскервиля и напрасно покарал Джека Стэплтона. На основе веских улик Байяр обнаруживает настоящего убийцу, который затаился внутри книги Конан Дойла и целый век оставался безнаказанным.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>