©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Руссо, Джордж
ПЛАЩ РАХМАНИНОВА. Записки о ностальгии

Rousseau, George Sebastian
RACHMANINOFF’S CAPE. A Nostalgia Memoir


Серия "Коллекция"

Перевод с англ. Дарьи Берёзко


2020 год
349[3] стр.

ISBN 978-5-7516-1571-0


Дж. Руссо называет жанр своей книги «смешанным двойным жанром воспоминаний и биографии».

Нью-Йорк, 1949 год. Джордж, восьмилетний мальчик-пианист из бедной еврейской семьи случайно ломает дорогую виолончель своего друга Ричарда Амстера. Мать Ричарда Эвелин, которая сама была пианисткой, с легкостью прощает его. Так зарождается их дружба.

Много лет спустя, став историком культуры и профессором в Калифорнийском университете, а затем в Оксфорде, Джордж Руссо пишет «Плащ Рахманинова» — необычные мемуары, в которых рассказывает две параллельные истории жизни. Параллельные в том смысле, что их главные герои находятся в плену глубокой ностальгии по утраченному. Первая история — о судьбе Эвелин Амстер, неизвестной американской пианистки, потерявшей сына и одержимой великим русским композитором Сергеем Рахманиновым. Вторая — о самом Сергее Рахманинове, так и не сумевшем до конца жизни преодолеть тоску по утраченной родине.

Cобытия, составляющие жизнь Сергея Рахманинова, уже давно подробно изложены биографами. Но могут ли они передать загадочный внутренний мир творческой натуры? Как с помощью одних лишь сухих фактов объяснить влияние музыки Рахманинова на слушателей? «Плащ Рахманинова» — повествование, основанное как на эрудиции, так и на интуиции автора; оно сосредоточено на ностальгии и вызванной ею меланхолии, которая в представлении Дж. Руссо стала ключом для понимания музыкального языка русского композитора. Трогательная история Эвелин Амстер, увлеченной жизнью и творчеством Сергея Рахманинова, переплетающаяся с ней история самого автора составляют эту повесть о двойниках, призраках, параллельных линиях жизни и счастливых открытиях. Забыть ее так же трудно, как забыть мелодии самого Рахманинова.
Филипп Росс Буллок,
профессор русской литературы и музыки
Оксфордского университета


Назад в раздел

     О романе "Кенсингтон" М.Спарк Размышления о романе «Кенсингтон, как давно это было» Мюриэл Спарк, а также интервью с переводчиком Еленой Суриц - в авторской рубрике Афанасия Мамедова "Зеленая лампа" https://www.labirint.ru/now/mamedov-spark/
     "Бессмертник" Б.Плейн - в "Новых известиях" "Настоящим переводчикам надо доверять. Поэтому когда Ольга Варшавер написала, что роман Белвы Плейн «Бессмертник» - ее осуществленная переводческая мечта, я поняла, что эту книгу можно открывать без сомнений..." - Анна Берсенева "Новые известия": https://newizv.ru/news/culture/22-01-2020/iz-bessmertnika-vyrastaet-bessmertnoe?fbclid=IwAR21-2KRDUgZUe7WUT7yVQX6kFoELGu30_x8Ib0TBU4ruWdj9LNgQzp7XqI
     С ЮБИЛЕЕМ! Поздравляем с юбилеем нашего главного редактора Валерия Исааковича Генкина. Дорогой Валерий Исаакович, главное – не обращать внимание на цифры. Вот, например, сколько лет мы уже рядом и вместе? А кому какое дело! Вместе – вот и хорошо… Так что давайте пожмем руки, обнимемся и помолчим – о нашем, о текстовском. И, понятное дело, содвинем бокалы. Ну, и естественно, выпьем – хоть рядом, хоть поодаль. Мы так любим Ваше ироничное отношение к жизни. Мы с удовольствием читаем Ваши книги. Надеемся на появление новых, чтобы не разучиться читать)) Здоровья Вам и всем близким! Будьте удачливы и благополучны! Ваш ТЕКСТ

     "Плащ Рахманинова" Дж. Руссо - на "Эхо Москвы" https://echo.msk.ru/programs/books/2580008-echo/ Александров Николай: "Это довольно странное сплетение двух биографий —— безвестной американской пианистки, дочери молдавских евреев-эмигрантов, переживающей раннюю смерть своего сына от редкой неизлечимой болезни и страстно увлеченной Рахманиновым, и самого Сергея Рахманинова. Ностальгия здесь — связующее звено..."
     Роман Дуны Лу "Окно" - на "Эхо Москвы" "Найденный в лесу труп и блокнот переворачивают сознание героя... Впрочем, главное в романе не это, а - завораживающие описания или, точнее, зафиксированные переживания природы," - Николай Александров "Эхо Москвы". Подробнее: https://echo.msk.ru/programs/books/2576123-echo/ Прочесть фрагмент: https://www.labirint.ru/books/721476/

Все события >>
Хорошие книги
ГОЛЕМ: легенда
Зингер, Исаак Башевис

Знаменитую легенду о глиняном чудище, созданном в Праге в конце XIV века, пересказал для детей нобелевский лауреат Исаак Башевис Зингер (1904 – 1991).

Во времена, когда притеснения евреев были обычным делом, рабби Лейб чудесным образом создает из десяти мешков глины настоящего великана, который помогает ему спасти ни в чем неповинных единоверцев. Однако потом он утрачивает контроль над своим созданием, и тут начинаются всякие несуразности...

подробнее >>
КОВЧЕГ ВРЕМЕНИ или Большой побег Рафала из Когда-то в Сейчас через Тогда — и обратно
Щигельский, Марцин

Впервые на русском повесть Марцина Щигельского (р. 1972), известного польского писателя, перу которого принадлежат приключенческие романы для детей и юношества. Повесть «Ковчег времени» — это история восьмилетнего мальчика из Варшавского гетто, который живет почти обычной жизнью: бегает по улицам, увлеченно читает Уэллса и играет в Машину Времени. Но гетто сжимается все сильнее, и дедушке мальчика удается переправить его на «немецкую» сторону. Мальчик попадает в зоопарк, в котором уже почти нет зверей. Тут-то и начинаются приключения юного героя на Ковчеге времени, который построил его друг.

подробнее >>
СТО СТИХОТВОРЕНИЙ
Дикинсон, Эмили

Сейчас Эмили Дикинсон (1830–1886) классик. Самый читаемый в Америке поэт. Ее известность можно сравнить даже не с известностью в России Ахматовой или Цветаевой, а, скорее, со всенародной славой Пушкина. Однако при ее жизни из большого творческого наследия — около 1800 стихов — были опубликованы менее десятка. Джон Бойнтон Пристли отозвался о ней: «Наполовину старая дева, наполовину любопытный тролль, а в сущности — смелый и “сосредоточенный” поэт, по сравнению с которым мужчины, поэты ее времени, кажутся и робкими, и скучными».

подробнее >>
КУКАРЕКУ
Зингер, Исаак Башевис

Мистические рассказы выдающегося еврейского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе Исаака Башевиса Зингера (1904–1991), написанные в течение многих лет и переведенные с идишского оригинала. Многие из рассказов публиковались только в периодических изданиях на идише.

подробнее >>
СТО СТИХОТВОРЕНИЙ
Брехт, Бертольт

Брехта-драматурга знают все. А его стихи – разве лишь те, что были включены им в «Трехгрошевую оперу». Эта книга убедит всех в том, что Брехт был по-настоящему великим поэтом, чьи стихи стали классикой еще при его жизни. Сборник составлен Зигфридом Унзельдом (1924 – 2002) — выдающимся немецким издателем, долгое время возглавлявшим издательство «Зуркамп». В Германии Унзельд — человек-легенда, о котором пишут книги и научные монографии. Он был не только знатоком издательского дела, но и прекрасным специалистом-филологом. Его вкусу можно доверять.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>