©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2019 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Пикассо, Марина
События
Автор на языке оригинала: Marina Picasso

Книги:


Внучка знаменитого художника написала книгу «Дед». Это ее воспоминания о детстве, в которых Пикассо предстает не в самом лучшем свете

Максим ЧИКИН. (Наш соб. корр.). Париж. — 09.01.2002

У парадного подъезда
«Монсеньор не хочет, чтобы его беспокоили». С опущенными головами мы возвращаемся обратно. Я, отец и мой брат Паблито. Дед принадлежал другим, а не нам. Мы не могли понять, почему столько людей обожают человека, который не пускает на порог собственных внуков. Впрочем, люди говорят, что он очень внимательный и добрый. Он гуляет со своими гостями по саду, срывает для них лимоны. Он подарил рисунок своему парикмахеру из Валориса, несколько работ своему портному из Ниццы, он даже своей собаке сделал посвящение на керамической тарелке. Но для нас - ничего. Таким был Пикассо.

Его новая вилла представляла собой бункер, окруженный колючей проволокой. На входе - переговорное устройство, во дворе - свирепые собаки. На этой вилле наши редкие визиты были ограничены до нескольких минут, за чем строго следила его новая жена Жозефина. После того как предыдущая жена деда Франсуаза Жило, сама покинувшая его, написала книгу «Жить с Пикассо», он не принимал больше у себя ее детей, своих внуков Палому и Клода и по не ведомой никому причине еще одну внучку - от еще более раннего брака. Только наш отец мог ненадолго войти к нему, попросить денег и получить в ответ упреки: «Ты не годен ни на что!»

Носить фамилию Пикассо в колледже Шатобриан было для нас настоящей пыткой. Все товарищи - дети богатых и известных родителей - после уроков ходили в кафе, на пляж, в кино. За все это они платили из своих карманных денег. Для нас эти слова были пустым звуком. Нас приглашали на вечеринки, но мы с братом всегда отказывались, придумывая что-нибудь вроде: «Нам нельзя, охрана не разрешает». Мы просто знали, что никогда не сможем отплатить ответным приглашением.

У нас даже не было формы для физкультуры, и понадобилось два месяца переписки с управляющим делами нашего деда, чтобы трико и кеды наконец были куплены. Случалось, что нас вызывал директор и сообщал: счет за учебу за прошедшее полугодие так и не оплачен, так что вам придется покинуть колледж. Как сказать ему, что нас даже не пускают на порог к деду, а отцу он дает какие-то жалкие деньги?

Ночь Минотавра
Мой дед никогда не интересовался судьбой своих близких. Его волновало только его творчество, от которого он страдал или был счастлив. Детей он любил только за их невинность на его картинах, а женщин - за сексуальные и людоедские импульсы, которые те в нем возбуждали. Любитель свежей плоти, он их рвал на куски, насиловал и питался ими. На его полотнах они изображались смесью крови и спермы, он насаждал им свою жестокость. До тех пор пока та сексуальная энергия, которой они его питали, не иссякнет. По ночам он работал в своей мастерской, и они должны были находиться рядом и всегда повиноваться любым капризам. Они все были его добычей, добычей Минотавра. Из кровавых и непристойных коррид он всегда выходил победителем.

Все, кто не хотел участвовать в этой вакханалии несчастья, его не интересовали. Как и те, кто пытался воспротивиться этой прожорливости.

Дедушка умер
Чтобы как-то выжить, надо было бороться. Я нашла место в приюте для умственно отсталых детей - мне предстояло их мыть, одевать, кормить, работать с психологом, приходившим дважды в неделю. Одни ели руками, другие кричали весь день, третьи ходили кругами в своей комнате. Самых агрессивных привязывали на ночь. В меня кидали макаронами, били кулаками, но я даже не привязывала их во время кормления, как делали другие сестры. Я мыла руки тем, кто ел собственные экскременты, чистила им зубы, гладила по голове. Запах экскрементов пристал ко мне на всю жизнь - запах нищеты, несчастья и проклятия. Паблито устроился работать в травматологический центр. Он должен был выносить ночные горшки, мыть полы, менять белье больным.

В воскресенье, 8 апреля 1973 года, я дежурила в приюте. Паблито примчался ко мне на работу: «Дедушка... умер!» По радио объявляли новость уже с одиннадцати. У ворот виллы - толпы журналистов. Мы звоним в дверь - никто не открывает. Опять звоним - только охранник: «Убирайтесь отсюда, иначе спущу собак».

На следующий день, отвезя мать в больницу, вернулась домой. Взъерошенные кошки бросились ко мне в ноги. Предчувствуя неладное, я побежала в гостиную. Паблито лежал на диване - волосы, лицо и грудь были в крови, изо рта шла пена с кровью, в комнате стоял удушающий запах хлорки. Он скончался через несколько дней в больнице. Мне оставалось только найти деньги на похороны. Газеты уже написали о том, что внук великого художника, живший в нескольких сотнях метров от его виллы в полной нищете, не смог пережить смерть деда. Нас выручили товарищи по колледжу. Не говоря мне ни слова, они из своих карманных денег собрали сумму, необходимую для похорон».

Несколько вопросов автору

- Марина, вы рисуете довольно темный образ вашего деда. Зачем?

- Я не хотела его уничтожать, я хотела только любить его и оставить в истории страничку, которая описывала бы голую правду. Мне самой было тяжело писать это.

- Вы считаете, что ваш брат покончил самоубийством именно из-за эгоизма деда?

- Да, наши бесконечные ожидания аудиенции у закрытых дверей, наше бедственное положение, которое он сам и создал, желая, чтобы наш отец полностью зависел от него, отказ от прямого контакта - все это сломило брата. К тому же он носил имя и фамилию деда, а жил, что называется, по доверенности.

- Почему вы не сменили фамилию?

- Главное - избавиться не от фамилии, а от жизни, которой вы вынуждены жить.

- Но все же остались у вас какие-либо добрые воспоминания о деде?

- Иногда нас брали на корриду, которую он обожал, и тогда у меня было впечатление, что мы - одна семья. В основном же я вспоминаю о человеке, который ходил перед своей внучкой в трусах и ел руками.


ИЗ ДОСЬЕ «КП»
Марина ПИКАССО родилась в Канне в 1950 году. Ее дедом был Пабло Пикассо, а бабушкой - русская танцовщица Ольга Хохлова. Родители, Поль и Эмильенн, развелись, когда Марине был год. Мать сошла с ума, брат Паблито покончил жизнь самоубийством, отец умер в 54 года. В 1980 году Марина обратилась к психоаналитику. Курс терапии длился 14 лет. Имеет двоих своих детей и троих приемных из Вьетнама. В 1990 году, после передела наследства художника, создала во Вьетнаме современный приют для сирот и бездомных детей.



     С юбилеем! Поздравляем ОЛЬГЕРТА МАРКОВИЧА ЛИБКИНА с 80-летним юбилеем! Долголетия, удачи и много новых книг - ему, а значит, и "ТЕКСТУ", который он возглавляет уже 30 лет!
     О книге Николая Дежнева "Рокировка" "Надо ли говорить людям правду, или Откуда приходят сюжеты?.." - Николай Дежнев рассказывает о своем новом романе, и не только о нем: https://www.labirint.ru/now/nikolay-dezhnev-rokirovka/
     Серия "Классика" - что нового? "От абсурдного до смешного" - зарубежная классика ХХ века в изданиях «Текста». О новинках и бестселлерах серии "Классика" - Андрей Мирошкин: https://www.labirint.ru/now/ot-absurdnogo-do-smeshnogo/
     О романе Цруи Шалев - на "Эхо Москвы" "Сложный, противоречивый, запутанный, многозначный, яркий и страстный, много чего напоминающий… и тем более удивительный сегодня, когда все чаще восторг путают с вдохновением, а чувства с рефлексиями", - о романе "Биография любви" Цруи Шалев - Николай Александров "Эхо Москвы".  
     Отрывок из нового романа Патрика Модиано Ждем из типографии новый роман нобелевского лауреата Патрика Модиано "Спящие воспоминания". Пока - отрывок в переводе Нины Хотинской: https://esquire.ru/letters/108152-proza-esquire-otryvok-iz-novogo-romana-spyashchie-vospominaniya-nobelevskogo-laureata-patrika-modiano/#part0

Все события >>
Хорошие книги
ИСХОД: роман в пяти книгах
Юрис, Леон

«Я думаю, что Юриса можно назвать американо-еврейским Пикулем, и не вижу в этом ничего вызывающего, особенно при учете многомиллионной читательской аудитории и повальной народной популярности обоих».
Лев Аннинский

Все книги американского писателя Леона Юриса становились бестселлером. Самый знаменитый его роман – «Исход», по которому в Голливуде поставлен фильм, ставший классикой мирового кино.

подробнее >>
ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК ИЗ СЕЗУАНА
Брехт, Бертольт

«Добрый человек из Сезуана» (1941) стал первой постановкой Юрия Любимова в Театре на Таганке (1964). Вот уже полвека этот классический спектакль не сходит со сцены.

В 2013 году пьеса была поставлена в Театре имени Пушкина, спектакль получил премию «Хрустальная Турандот» за лучшую режиссуру и лучшую женскую роль.

подробнее >>
СТИХИ БАТЮШКИ ГУСАКА
Баум, Лаймен Фрэнк

Вы, конечно, знаете стихи про Шалтая-Болтая и Робина Бобина, про дом, который построил Джек, и киску, которая навестила английскую королеву.
Помните, кто их сочинил? Правильно – Матушка Гусыня!
А известно ли вам, уважаемые дети и родители, что рядом с Матушкой Гусыней жил Батюшка Гусак?

Он слушал-слушал эти стихи, считалки и загадки и не выдержал: «Я ведь тоже сочинитель, – воскликнул он, – и гусята очень любят меня слушать!"
То, что он напридумывал, теперь перед вами.

Батюшка Гусак сочинять-то сочинял, но писать не умел, и за него это делал знаменитый американский сказочник Лаймен Фрэнк Баум – тот самый, который придумал Волшебную страну Оз и еще много-много удивительных историй.

подробнее >>
СМОТРЕТЬ КИНО
Леклезио, Жан-Мари

Книга по-хорошему захватывает своей амбициозностью — это, в сущности, поэтическая история десятой музы, которую большой писатель пропустил «через себя». Завсегдатаи киноклубов (каковых немало и по сей день) и просто киноманы с удовольствием обнаружат, что западная интеллигенция «фанатела» по поводу тех же фильмов, что показывались на «музейных» просмотрах в России. Отдав должное немому периоду, Леклезио рассказывает и о своих впечатлениях от «Аккатоне» Пазолини, «Рокко и его братьев» Висконти, японского кино и многого другого. И плавно переходит к проблемам куда более современным — «Болливуду» и феномену критического социального кино в исламском Иране. Жан-Мари Гюстав Леклезио недавно стал обладателем Нобелевской премии по литературе, и естественно, что самые разные его книги вызывают сейчас широкий читательский интерес. Он не только романист, но и блестящий эссеист, своего рода поэт эссеистики, и эта посвященная кино книга — прекрасное тому подтверждение.

подробнее >>
НАГРАДЫ И ФЕИ
Киплинг, Редьярд

Читая «Награды и феи», вы вновь встретитесь со знакомыми вам по книге «Пак с холма Пука» лесным духом Паком, девочкой Уной и ее братом Дэном. Детям, которые жили в сельской Англии, выпала неслыханная удача: с ними подружился Пак, последний уцелевший в Англии из тех, кого люди называют эльфами и феями... И Пак волшебством Дуба, Ясеня и Терна наделил детей властью «увидеть ТО, ЧТО они увидят, и услышать ТО, ЧТО они услышат, пусть ОНО случилось хоть три тысячи лет назад». Примерно год спустя дети снова встретились с Паком, и, хотя они стали старше, умнее и уже не бегали все время босиком, а носили ботинки, Пак по-прежнему дружил с ними и продолжал знакомить их с пришельцами из прошлого. Иллюстрации Эдмунда Чарльза Брока.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>