©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Пикассо, Марина
События
Автор на языке оригинала: Marina Picasso

Книги:


Внучка знаменитого художника написала книгу «Дед». Это ее воспоминания о детстве, в которых Пикассо предстает не в самом лучшем свете

Максим ЧИКИН. (Наш соб. корр.). Париж. — 09.01.2002

У парадного подъезда
«Монсеньор не хочет, чтобы его беспокоили». С опущенными головами мы возвращаемся обратно. Я, отец и мой брат Паблито. Дед принадлежал другим, а не нам. Мы не могли понять, почему столько людей обожают человека, который не пускает на порог собственных внуков. Впрочем, люди говорят, что он очень внимательный и добрый. Он гуляет со своими гостями по саду, срывает для них лимоны. Он подарил рисунок своему парикмахеру из Валориса, несколько работ своему портному из Ниццы, он даже своей собаке сделал посвящение на керамической тарелке. Но для нас - ничего. Таким был Пикассо.

Его новая вилла представляла собой бункер, окруженный колючей проволокой. На входе - переговорное устройство, во дворе - свирепые собаки. На этой вилле наши редкие визиты были ограничены до нескольких минут, за чем строго следила его новая жена Жозефина. После того как предыдущая жена деда Франсуаза Жило, сама покинувшая его, написала книгу «Жить с Пикассо», он не принимал больше у себя ее детей, своих внуков Палому и Клода и по не ведомой никому причине еще одну внучку - от еще более раннего брака. Только наш отец мог ненадолго войти к нему, попросить денег и получить в ответ упреки: «Ты не годен ни на что!»

Носить фамилию Пикассо в колледже Шатобриан было для нас настоящей пыткой. Все товарищи - дети богатых и известных родителей - после уроков ходили в кафе, на пляж, в кино. За все это они платили из своих карманных денег. Для нас эти слова были пустым звуком. Нас приглашали на вечеринки, но мы с братом всегда отказывались, придумывая что-нибудь вроде: «Нам нельзя, охрана не разрешает». Мы просто знали, что никогда не сможем отплатить ответным приглашением.

У нас даже не было формы для физкультуры, и понадобилось два месяца переписки с управляющим делами нашего деда, чтобы трико и кеды наконец были куплены. Случалось, что нас вызывал директор и сообщал: счет за учебу за прошедшее полугодие так и не оплачен, так что вам придется покинуть колледж. Как сказать ему, что нас даже не пускают на порог к деду, а отцу он дает какие-то жалкие деньги?

Ночь Минотавра
Мой дед никогда не интересовался судьбой своих близких. Его волновало только его творчество, от которого он страдал или был счастлив. Детей он любил только за их невинность на его картинах, а женщин - за сексуальные и людоедские импульсы, которые те в нем возбуждали. Любитель свежей плоти, он их рвал на куски, насиловал и питался ими. На его полотнах они изображались смесью крови и спермы, он насаждал им свою жестокость. До тех пор пока та сексуальная энергия, которой они его питали, не иссякнет. По ночам он работал в своей мастерской, и они должны были находиться рядом и всегда повиноваться любым капризам. Они все были его добычей, добычей Минотавра. Из кровавых и непристойных коррид он всегда выходил победителем.

Все, кто не хотел участвовать в этой вакханалии несчастья, его не интересовали. Как и те, кто пытался воспротивиться этой прожорливости.

Дедушка умер
Чтобы как-то выжить, надо было бороться. Я нашла место в приюте для умственно отсталых детей - мне предстояло их мыть, одевать, кормить, работать с психологом, приходившим дважды в неделю. Одни ели руками, другие кричали весь день, третьи ходили кругами в своей комнате. Самых агрессивных привязывали на ночь. В меня кидали макаронами, били кулаками, но я даже не привязывала их во время кормления, как делали другие сестры. Я мыла руки тем, кто ел собственные экскременты, чистила им зубы, гладила по голове. Запах экскрементов пристал ко мне на всю жизнь - запах нищеты, несчастья и проклятия. Паблито устроился работать в травматологический центр. Он должен был выносить ночные горшки, мыть полы, менять белье больным.

В воскресенье, 8 апреля 1973 года, я дежурила в приюте. Паблито примчался ко мне на работу: «Дедушка... умер!» По радио объявляли новость уже с одиннадцати. У ворот виллы - толпы журналистов. Мы звоним в дверь - никто не открывает. Опять звоним - только охранник: «Убирайтесь отсюда, иначе спущу собак».

На следующий день, отвезя мать в больницу, вернулась домой. Взъерошенные кошки бросились ко мне в ноги. Предчувствуя неладное, я побежала в гостиную. Паблито лежал на диване - волосы, лицо и грудь были в крови, изо рта шла пена с кровью, в комнате стоял удушающий запах хлорки. Он скончался через несколько дней в больнице. Мне оставалось только найти деньги на похороны. Газеты уже написали о том, что внук великого художника, живший в нескольких сотнях метров от его виллы в полной нищете, не смог пережить смерть деда. Нас выручили товарищи по колледжу. Не говоря мне ни слова, они из своих карманных денег собрали сумму, необходимую для похорон».

Несколько вопросов автору

- Марина, вы рисуете довольно темный образ вашего деда. Зачем?

- Я не хотела его уничтожать, я хотела только любить его и оставить в истории страничку, которая описывала бы голую правду. Мне самой было тяжело писать это.

- Вы считаете, что ваш брат покончил самоубийством именно из-за эгоизма деда?

- Да, наши бесконечные ожидания аудиенции у закрытых дверей, наше бедственное положение, которое он сам и создал, желая, чтобы наш отец полностью зависел от него, отказ от прямого контакта - все это сломило брата. К тому же он носил имя и фамилию деда, а жил, что называется, по доверенности.

- Почему вы не сменили фамилию?

- Главное - избавиться не от фамилии, а от жизни, которой вы вынуждены жить.

- Но все же остались у вас какие-либо добрые воспоминания о деде?

- Иногда нас брали на корриду, которую он обожал, и тогда у меня было впечатление, что мы - одна семья. В основном же я вспоминаю о человеке, который ходил перед своей внучкой в трусах и ел руками.


ИЗ ДОСЬЕ «КП»
Марина ПИКАССО родилась в Канне в 1950 году. Ее дедом был Пабло Пикассо, а бабушкой - русская танцовщица Ольга Хохлова. Родители, Поль и Эмильенн, развелись, когда Марине был год. Мать сошла с ума, брат Паблито покончил жизнь самоубийством, отец умер в 54 года. В 1980 году Марина обратилась к психоаналитику. Курс терапии длился 14 лет. Имеет двоих своих детей и троих приемных из Вьетнама. В 1990 году, после передела наследства художника, создала во Вьетнаме современный приют для сирот и бездомных детей.



     Серия "Первый ряд" - обновление и традиции «Зарубежную прозу “Текст” издавал всегда...» - директор издательства Ольгерт Либкин об обновленной серии «Первый ряд». Подробнее: https://www.labirint.ru/now/pervyj-ryad/
     Истории длиною в жизнь - в серии «Семейный роман». «Исповедь моего сердца» Джойс Кэрол Оутс и знаменитые семейные саги XX века - в серии «Семейный роман»: https://www.labirint.ru/now/semeynyy-roman/
     "Искусство стильной бедности" - на "Эхо Москвы" "Это ни в коем случае не книжка в духе многочисленных американских пособий, как добиться успеха. Потомок русских, немецких, венгерских аристократов, фон Шёнбург утверждает, что стиль важнее богатства (а порой и просто его антипод), свобода и досуг значимее трудовой одержимости, а экономия и самоограничение лучше пошлого потребительства..." - Николай Александров, "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/programs/books/2648601-echo/
     Семейная сага - чтиво или Литература? Мы благодарим Ольгу Варшавер, мастера перевода, переводчика романа "Бессмертник" Белвы Плейн: https://www.labirint.ru/books/724035/ за этот удивительный вечер, который мы провели вместе - пусть и на отдалении в ZOOM. Для тех, кто не смог быть с нами, мы сделали запись: https://drive.google.com/file/d/12qjyluWPGzHzrl7OoZaGddDr2aqCl0VE/view?fbclid=IwAR276-0MrDTK89ZsV3M3HfcvD4vjpPkRQbu_SXEStQEEDssTfhAzfCxgng8 И благодарим наших "ай-ти ангелов" из Праги, Павла и Макса Мироновых - без них бы ничего не получилось!
     Послушать рассказ о Коте Крамере писателя Меира Шалева А ваши дети уже знакомы с озорным котом Крамером писателя Меира Шалева? Послушайте замечательный рассказ "Как кот Крамер идёт в лес" в исполнении актрисы Theatre of Rains / Театр Дождей Ксении Розовой: https://www.facebook.com/textpubl/posts/3361217733906406?notif_id=1587040493300510¬if_t=feedback_reaction_generic Все три книги про Кота Крамера здесь: https://www.labirint.ru/books/648121/ Обратите внимание на скидки на эти книги до 1 мая - Библионочь!

Все события >>
Хорошие книги
СОЛНЕЧНАЯ
Чуковский, Корней

Стихи Корнея Ивановича Чуковского мы знаем с самого раннего детства. Но есть у него и произведения для тех, кто постарше. Мальчик Сережа, герой повести «Солнечная», оказался в лечебном санатории. Здесь подолгу жили дети с серьезной болезнью. И жилось бы им совсем не весело, не имей они большой цели – помогать своей молодой стране. Они верили, что обязательно смогут это сделать. А еще они нашли настоящую дружбу. Художник Татьяна Маврина.


подробнее >>
ОДНАЖДЫ НОЧЬЮ
Модиано, Патрик

Патрику Модиано, лауреату Нобелевской премии, одному из самых известных французских писателей, в этом году исполняется семьдесят. Модиано создал более тридцати романов, почти все они автобиографичны. Роман «Однажды ночью» — очередная дверь в мир его книг, в сотканное писательским даром Модиано пространство Парижа. Блуждая по парижским улицам в поисках девушки, чье лицо мелькнуло перед ним в ночь автомобильной аварии и которая так похожа на образы его детства, герой следует за нитью воспоминаний и пытается сшить разрозненные лоскуты своей жизни.

подробнее >>
ПАК С ХОЛМА ПУКА
Киплинг, Редьярд

Первая книга увлекательных историй, рассказанных лесным духом Паком, мудрым, добрым и озорным. Киплинг вместе с Паком переносит нас в Старую Англию, мир королей и рыцарей, путешественников и контрабандистов, исторических персонажей и героев английских народных сказаний. Все истории и стихи этой книги великий английский писатель и поэт Редьярд Киплинг (1865—1936) сочинял для своих детей, поэтому мальчик Дэн и девочка Уна, как и сам автор, незримо присутствующий на страницах книги, вполне реальны. Иллюстрации Гарольда Роберта Милара.

подробнее >>
ИСПОВЕДЬ МОЕГО СЕРДЦА
Оутс, Джойс Кэрол

Семейный роман, хроника рода Лихтов от талантливой авантюристки восемнадцатого века Сары Лихт до бесславного конца этого рода в тридцатые годы века двадцатого. Абрахам, патриарх семейства, вырастил и слепил по своему образу и подобию целый выводок одаренных мошенников, жуликов и убийц, знатоков Игры, как он называет свою жизненную философию. Путешествуя по Америке, они мастерски обводят вокруг пальца доверчивых жертв, играя на их пороках. Абрахам вовлекает свою семью во все более запутанные и эффектные авантюры, в конце концов семейные узы оказываются столь же ненадежными, сколь его планы по надувательству наивных чужаков. "Поразительная изобретательность, бурный поток фантазии завораживает читателя..." - написала о романе "Дейли телеграф".

подробнее >>
ПАНСИОНАТ
Пазиньский, Петр

Роман польского писателя Петра Пазиньского (р. 1973) критики назвали «первым литературным голосом поколения внуков Холокоста». Роман о путешествии в мир детства, в старый еврейский пансионат под Варшавой, где герой книги — «последний из цепочки поколений, ухватившийся за самый кончик», — проводил когда-то каникулы с бабушкой. Как теперь он понимает, это место казалось горстке уцелевших польских евреев «прибежищем в пустыне», «ковчегом». Так немного осталось от прежнего мира... Встречаясь то ли с последними постояльцами, то ли с тенями — персонажами из прошлого, он погружается в детство, ощущая собственную неразрывную связь со стариками. Это поэтичная и одновременно местами гротескная элегия уходящему миру.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>