©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru





Уважаемые авторы! 
В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2018 года прекратило принимать рукописи от авторов. 
Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Инбер, Вера
События

Книги:
СОЛОВЕЙ И РОЗА


Вера Михайловна Инбер родилась в Одессе в 1890 году. Её мать, Ирма Шпенцер, преподавала русскую словесность и была директором еврейской школы для девочек, а отец, Моисей Шпенцер, возглавлял научное издательство «Матезис». В их семье жил двоюродный брат матери – Лейба Бронштейн, которого позже весь мир узнал как Льва Давидовича Троцкого. С ним Вера поддерживала – пока это было возможно – родственные связи, бывала у него в Кремле, посвятила ему несколько стихотворений («При свете ламп – в зеленом свете /Обычно на исходе дня /В шестиколонном кабинете /Вы принимаете меня. /Затянут пол сукном червонным, /И, точно пушки на скале, /Четыре грозных телефона /Блестят на письменном столе…»).

После окончания гимназии Инбер училась на историко-филологическом факультете одесских Высших женских курсов. Свои первые стихи опубликовала в одесских газетах в 1910 году. Затем уехала лечиться в Швейцарию и Францию, где встретила своего первого мужа, журналиста Натана Инбера. У них родилась дочь, будущая писательница Жанна Гаузнер.

В двадцатые годы жила в Москве, печатала прозу и стихи, была участницей «Литературного центра конструктивистов», в который входили В. Луговской, И. Сельвинский, Э. Багрицкий, К. Зелинский, Е. Габрилович и др. Написанные в это время стихи многие помнят до сих пор. Скажем, «Девушку из Нагасаки» («Он капитан, и родина его - Марсель, /Он обожает споры, шум и драки, /Он курит трубку, пьет крепчайший эль /И любит девушку из Нагасаки…»). Инбер работала журналистом, ездила по стране и за рубеж, в качестве корреспондента жила в Париже, Брюсселе и Берлине. В 1920 году вышла замуж за А.Н. Фрумкина, будущего знаменитого академика.

В рассказах Веры Инбер, созданных в 20-х – 30-х годах, завораживает живость и непосредственность, которую трудно найти в более поздних ее произведениях, когда она стала одним из столпов социалистического реализма. Именно такие, ранние ее рассказы и собраны в этой книге.

«Почти три года» – так назвала Вера Инбер свой блокадный дневник. Она осталась в Ленинграде и продолжала писать, выступала по радио, в госпиталях, выезжала на линию фронта. Третий её муж, профессор медицины Илья Давыдович Страшун, работал в одной из клиник осажденного городе. В блокадном Ленинграде умер ее внук. В 1946 году за поэму «Пулковский меридиан» Инбер получила Сталинскую премию.

Положение советского классика обязывало. Она – и не только она – поднимала руку, когда осуждали Б. Пастернака; публиковала статью против Л. Мартынова; писала стихи, прославляющие вождей и советский образ жизни.

«В каком же ежедневном ужасе жила бедная Вера Инбер, если для Всевидящего Глаза она была кругом виновата! – писал Евгений Евтушенко, знавший ее в те годы. – Вдобавок к своему родству с Троцким она, как выяснилось, печаталась в израильских изданиях, переводила с идиша, на котором говорила с детства, и успела в 20-е годы опубликовать прозу, за которую позже вполне могла попасть в обойму безродных космополитов: «Очерки о еврейских погромах», «Печень Хаима Егудовича», «Чеснок в чемодане». Она чувствовала своих родных заложниками родственной дружбы с Троцким. Вот почему у нее были испуганные глаза… Страх, конечно, не оправдывает ее, – добавляет  Евтушенко. – Но нельзя с высокомерной обвинительностью относиться к тем, кто сломался,  ведь мы не испытали всего того, что испытали они».

Для «Черной книги», подготовленной И. Эренбургом, В. Гроссманом и Антифашистским еврейским комитетом в 1944–1946 годах, Инбер написала очерк «Одесса».

Ее дочь умерла в 1962 году. Она прожила еще десять лет: писала стихи, о которых сегодня никто не вспоминает, издавалась, входила в состав официальных делегаций, в редколлегию журнала «Знамя», в правление Союза писателей СССР...

Борис Слуцкий вспоминал о Вере Инбер: «Она спрашивает меня: “Слуцкий, что вы такой мрачный? У вас все в порядке?” – И, выслушав ответ, убежденно говорит: “У меня все в порядке. У меня всегда все в порядке”. И действительно, у нее все в порядке – как почти всю жизнь. Как у дерева, у которого ветки отсохли раньше, чем корни».



     Немецкая премия за перевод книги Кристы Вольф Немецкая переводческая премия Merck вручена Нине Николаевне Федоровой за перевод книги Кристы Вольф «МОСКОВСКИЕ ДНЕВНИКИ. Кто мы и откуда…». Церемония награждения прошла 20 сентября в резиденции посла Германии в России: http://tvkultura.ru/article/show/article_id/291346/ Издательство «Текст», где книга К. Вольф вышла в 2017 году, получило диплом премии. В категории «Научно-популярная литература» отмечена Наталия Штильмарк, а в номинации «Детская и юношеская литература» ‒ Екатерина Аралова. Специальная премия Гёте-Института присуждена Татьяне Зборовской за переводы художественной и философской литературы. Поздравляем всех лауреатов!
     Новые переводы Поля Верлена "Один из совершенно фантастических авторов с точки зрения переводов и интерпретаций – французский поэт Поль Верлен, один из чемпионов, если рассматривать его тексты в качестве объектов перевода на русский язык. Трудно сказать, кто из поэтов Серебряного века, начиная с Иннокентия Анненского, не переводил Поля Верлена. Его книга «Стихотворения» в переводе поэта и серьезного переводчика Михаила Яснова - совершенно новая интерпретация..." (Николай Александров, "Порядок слов", ОТР: https://otr-online.ru/programmy/poryadok-slov/novoe-prochtenie-klassiki-33205.html
     Душа - как культурная матрица "Каким образом душа понималась в разные исторические эпохи?... Хейстад приходит к выводу, что душа постепенно формируется и в человечестве, и у человека. И, может быть, - задает вопрос Хейстад, - душа – это не ген, а мем? То есть, условно говоря, некая культурная матрица, которая входит в сознание, укореняется в человеке и которая дает знать о себе при постепенном вживании человека в цивилизацию..." О книге Уле Мартина Хёйстада "ИСТОРИЯ ДУШИ" - Николай Александров в передаче "Порядок слов", ОТР: https://otr-online.ru/programmy/poryadok-slov/istoriya-i-istorii-novaya-podborka-knig-ot-nikolaya-aleksandrova-33161.html
     Об "Искусстве притворяться умным" «Книга Пьера Менара "Искусство притворяться умным" (пер. с фр. Е.Баевской и А.Поповой) скроена по тем же лекалам, что и уже известная российскому читателю книжка Пьера Байяра "Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали". Ей вряд ли стоит следовать, но стоит иметь в виду» (Николай Александров, «Эхо Москвы»: https://echo.msk.ru/programs/books/2275268-echo/
     Конан Дойл - на "Эхо Москвы" Двуязычный сборник "Песни действия" Артура Конан Дойла (пер. с англ. Евгения Фельдмана) - в обзоре Николая Александрова на "Эхо Москвы":  https://echo.msk.ru/programs/books/2272754-echo/

Все события >>
Хорошие книги
ИСКУССТВО ПОЧТИ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ
Грозданович, Дени

Эта книга — собрание изумительно разнообразных сюжетов, связанных единой нитью, а именно желанием уловить поэзию настоящей минуты, «хотя бы раз в день на мгновение приобщиться к ускользающей вечности.

Искусству жить в согласии с самим собой.

Как удержать и продлить очарование настоящей минуты? Как вырваться из круговорота дел и оглядеться вокруг? Жить, подчиняясь собственному ритму. Черпать крупицы мудрости из книг забытых авторов. Наслаждаться бескорыстной игрой ради удовольствия, а не ради победы.

подробнее >>
АННИ ЖИРАРДО. Водоворот жизни
Гроссман, Аньес

Анни Жирардо – это мы. Она живет, страдает, любит вместе с нами. Может быть, чуть-чуть сильней, чем мы. Удивительная, уникальная актриса. Жан Кокто считал ее самой яркой звездой послевоенных лет. Как же создавалось амплуа обычной женщины, «мадам-как-все», благодаря которому вся Франция рукоплескала ей? И как случилось, что любимой актрисе французов вдруг перестали предлагать роли? Эта книга – о женщине, которая умела превращать поражения в победы. И о мире фильмов, названия которых говорят сами за себя: «Рокко и его братья», «Умереть от любви", "Жить, чтобы жить», «Отверженные», где рядом с Жирардо – Ален Делон, Клод Лелуш, Брижит Бардо, Лукино Висконти, Мишель Одьяр, Луи де Фюнес…

подробнее >>
ИСТОРИЯ РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЕЛКИ
Бруннер, Бернд

Новая книга Бернда Бруннера состоит из увлекательнейших рассказов о том, как появился обычай ставить на Рождество и Новый год елку — в разное время и в разных странах. Если бы кто-нибудь из читателей увидел самую первую рождественскую елку, он был бы глубоко разочарован, так она не походила на нынешнюю нарядную красавицу, украшенную яркими игрушками, мигающими огоньками, сверкающими звездами и вдобавок необыкновенно приятно пахнущую лесом, зимой — и сказкой.

подробнее >>
ПАРАД ЗЕРКАЛ И ОТРАЖЕНИЙ. Повести и рассказы
Кудрявицкий, Анатолий

В подземной лаборатории на окраине Москвы проводятся секретные эксперименты по клонированию людей. Первыми подверглись клонированию Генеральный секретарь КПСС Юрий Андропов и молодой ученый Феликс Кангар. Повесть «Парад зеркал и отражений» написана в жанре магического реализма и отличается отточенным стилем и увлекательным сюжетом, как и другие две повести автора, включенные в этот сборник: «Поцелуй пустоты» о случае ясновидения у русского эмигранта в Германии и «Путешествие улитки в центр раковины» — проникнутая духом дзен притча о странствиях мифического японского поэта конца XIX века. В книгу также вошли лучшие рассказы автора.

подробнее >>
ГОСПОДИН МОЦАРТ ПРОБУЖДАЕТСЯ
Баронски, Эва

Ироничный и трогательный роман современной немецкой писательницы Эвы Баронски. Человек пробуждается и помнит только то, что накануне лежал на смертном одре и был Вольфгангом Амадеем Моцартом. Вокруг странный и пугающий мир: музыка без оркестра, кареты без лошадей, свет без свечей, женщины без стыда. Он в преддверии ада или рая? Постепенно Вольфганг понимает, что он не в 1791-м, а в 2006-м году, и может объяснить грандиозность своего путешествия во времени только Божественной миссией: он должен закончить свой Реквием. И вопрос о том, что ожидает Вольфганга, когда он завершит свой реквием, становится все более актуальным…

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>