©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Инбер, Вера
События

Книги:
СОЛОВЕЙ И РОЗА


Вера Михайловна Инбер родилась в Одессе в 1890 году. Её мать, Ирма Шпенцер, преподавала русскую словесность и была директором еврейской школы для девочек, а отец, Моисей Шпенцер, возглавлял научное издательство «Матезис». В их семье жил двоюродный брат матери – Лейба Бронштейн, которого позже весь мир узнал как Льва Давидовича Троцкого. С ним Вера поддерживала – пока это было возможно – родственные связи, бывала у него в Кремле, посвятила ему несколько стихотворений («При свете ламп – в зеленом свете /Обычно на исходе дня /В шестиколонном кабинете /Вы принимаете меня. /Затянут пол сукном червонным, /И, точно пушки на скале, /Четыре грозных телефона /Блестят на письменном столе…»).

После окончания гимназии Инбер училась на историко-филологическом факультете одесских Высших женских курсов. Свои первые стихи опубликовала в одесских газетах в 1910 году. Затем уехала лечиться в Швейцарию и Францию, где встретила своего первого мужа, журналиста Натана Инбера. У них родилась дочь, будущая писательница Жанна Гаузнер.

В двадцатые годы жила в Москве, печатала прозу и стихи, была участницей «Литературного центра конструктивистов», в который входили В. Луговской, И. Сельвинский, Э. Багрицкий, К. Зелинский, Е. Габрилович и др. Написанные в это время стихи многие помнят до сих пор. Скажем, «Девушку из Нагасаки» («Он капитан, и родина его - Марсель, /Он обожает споры, шум и драки, /Он курит трубку, пьет крепчайший эль /И любит девушку из Нагасаки…»). Инбер работала журналистом, ездила по стране и за рубеж, в качестве корреспондента жила в Париже, Брюсселе и Берлине. В 1920 году вышла замуж за А.Н. Фрумкина, будущего знаменитого академика.

В рассказах Веры Инбер, созданных в 20-х – 30-х годах, завораживает живость и непосредственность, которую трудно найти в более поздних ее произведениях, когда она стала одним из столпов социалистического реализма. Именно такие, ранние ее рассказы и собраны в этой книге.

«Почти три года» – так назвала Вера Инбер свой блокадный дневник. Она осталась в Ленинграде и продолжала писать, выступала по радио, в госпиталях, выезжала на линию фронта. Третий её муж, профессор медицины Илья Давыдович Страшун, работал в одной из клиник осажденного городе. В блокадном Ленинграде умер ее внук. В 1946 году за поэму «Пулковский меридиан» Инбер получила Сталинскую премию.

Положение советского классика обязывало. Она – и не только она – поднимала руку, когда осуждали Б. Пастернака; публиковала статью против Л. Мартынова; писала стихи, прославляющие вождей и советский образ жизни.

«В каком же ежедневном ужасе жила бедная Вера Инбер, если для Всевидящего Глаза она была кругом виновата! – писал Евгений Евтушенко, знавший ее в те годы. – Вдобавок к своему родству с Троцким она, как выяснилось, печаталась в израильских изданиях, переводила с идиша, на котором говорила с детства, и успела в 20-е годы опубликовать прозу, за которую позже вполне могла попасть в обойму безродных космополитов: «Очерки о еврейских погромах», «Печень Хаима Егудовича», «Чеснок в чемодане». Она чувствовала своих родных заложниками родственной дружбы с Троцким. Вот почему у нее были испуганные глаза… Страх, конечно, не оправдывает ее, – добавляет  Евтушенко. – Но нельзя с высокомерной обвинительностью относиться к тем, кто сломался,  ведь мы не испытали всего того, что испытали они».

Для «Черной книги», подготовленной И. Эренбургом, В. Гроссманом и Антифашистским еврейским комитетом в 1944–1946 годах, Инбер написала очерк «Одесса».

Ее дочь умерла в 1962 году. Она прожила еще десять лет: писала стихи, о которых сегодня никто не вспоминает, издавалась, входила в состав официальных делегаций, в редколлегию журнала «Знамя», в правление Союза писателей СССР...

Борис Слуцкий вспоминал о Вере Инбер: «Она спрашивает меня: “Слуцкий, что вы такой мрачный? У вас все в порядке?” – И, выслушав ответ, убежденно говорит: “У меня все в порядке. У меня всегда все в порядке”. И действительно, у нее все в порядке – как почти всю жизнь. Как у дерева, у которого ветки отсохли раньше, чем корни».



     Книга "Париж Франция" Г.Стайн - в "Зеленой лампе" А.Мамедова «Это писатель первого ряда» — безапелляционно бросаем мы, не замечая, как тем самым автоматически приговариваем к забвению тех, кто таковым не является, ни в какие рейтинги не входит и потому — вне нашей игры... Подробнее: https://www.labirint.ru/now/mamedov-stayn/ О книге Гертруды Стайн «Париж. Франция. Личные воспоминания» - в авторской рубрике Афанасия Мамедова "Зеленая лампа". Обратите внимание на 2 акции по этой книге: https://www.labirint.ru/books/640872/
     О Паскале Киньяре и его книгах - переводчик Ирина Волевич Паскаль Киньяр — один из самых значительных современных французских писателей, лауреат Гонкуровской премии. Обратите внимание - вышел сборник «Секс и страх». Ожидаются в начале марта романы "Все утра мира" и "Лестницы Шамбора", и чуть позже "Вилла Амалия". Мы попросили переводчика Ирину Волевич рассказать о знакомстве с Паскалем Киньяром и его книгах: https://www.labirint.ru/now/volevich-kinyar/
     О романе "Бессмертник" Белвы Плейн - переводчик Ольга Варшавер Есть такой любимый многими литературный жанр — семейная сага. Классический пример — роман «Бессмертник» прославленной американской писательницы Белвы Плейн. «Нью-Йорк таймс» назвала ее «королевой семейной саги». Именно с этой книги «Текст» начинает новую серию «Семейный роман». О знаменитом романе рассказывает переводчик Ольга Варшавер: https://www.labirint.ru/now/belva-pleyn/
     О романе Й.Хаахтелы "Собиратель бабочек" "Главный герой неожиданно получает наследство... и это оказывается для него путешествием в собственное прошлое, к тайнам и травмам его детства" - о романе Йоэла Хаахтелы "Собиратель бабочек" - Николай Александров "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/programs/books/2583844-echo/ Полистать книгу: https://www.labirint.ru/books/726927/
     О романе "Кенсингтон" М.Спарк Размышления о романе «Кенсингтон, как давно это было» Мюриэл Спарк, а также интервью с переводчиком Еленой Суриц - в авторской рубрике Афанасия Мамедова "Зеленая лампа" https://www.labirint.ru/now/mamedov-spark/

Все события >>
Хорошие книги
МЕМУАРЕСКИ
Венгерова, Элла

Элла Владимировна Венгерова — известный переводчик с немецкого языка, лауреат премии им. В.А. Жуковского. Ее «Мемуарески» — не обычная семейная сага на фоне истории, как это часто бывает, а искренняя, остроумная беседа с читателем, в том числе о творческой работе над переводами таких крупных немецких писателей, как П. Хакс, Х. Мюллер, Г. Бюхнер, Э.М. Ремарк и многих других. Перед нами удивительная жизнь — не только частная, но и всей нашей страны.

подробнее >>
ПАНСИОНАТ
Пазиньский, Петр

Роман польского писателя Петра Пазиньского (р. 1973) критики назвали «первым литературным голосом поколения внуков Холокоста». Роман о путешествии в мир детства, в старый еврейский пансионат под Варшавой, где герой книги — «последний из цепочки поколений, ухватившийся за самый кончик», — проводил когда-то каникулы с бабушкой. Как теперь он понимает, это место казалось горстке уцелевших польских евреев «прибежищем в пустыне», «ковчегом». Так немного осталось от прежнего мира... Встречаясь то ли с последними постояльцами, то ли с тенями — персонажами из прошлого, он погружается в детство, ощущая собственную неразрывную связь со стариками. Это поэтичная и одновременно местами гротескная элегия уходящему миру.

подробнее >>
ПОРЯДОК СЛОВ. Хроники одной семьи
Степанская, Анна

Новый роман Анны Степанской — своеобразное продолжение ее «Старого альбома» («Текст», 2018) и в то же время это самостоятельное произведение о советской провинциальной жизни 1970-х годов, памятной многим «эпохи застоя». Это — зоркий взгляд молодой женщины, ведущей ежедневную борьбу за человеческое достоинство, да и просто за существование. Манере Анны Степанской присущ своеобразный литературный пуантилизм, когда из отдельных мелких деталей быта, ярко выписанных судеб и портретов создается объемная панорама жизни.

подробнее >>
ЛЮБЛИНСКИЙ ШТУКАРЬ: роман
Зингер, Исаак Башевис

«Люблинский штукарь» – один из самых прославленных романов нобелевского лауреата Исаака Башевиса Зингера.

Действие происходит в конце XIX века. Герой романа Яша Мазур – штукарь – гениальный фокусник, акробат, чревовещатель, дрессировщик, музыкант. Слава о нем идет по всей Польше. Но не трюками едиными жив артист, не чужды ему и человеческие страсти – от высоких до самых низких...  Используя свой дар, он пытается похитить крупную сумму, чтобы разрешить житейские проблемы. Из-за своей страстной любви к католичке Эмилии он едва не становится вором и убийцей, а затем становится виновником самоубийства влюбленной в него девушки. В ужасе Яша отказывается от всех соблазнов мира… и в конце концов находит путь к спасению. Совсем иной.

подробнее >>
СТИХОТВОРЕНИЯ
Леопарди, Джакомо

Лирические стихи итальянского поэта графа Джакомо Леопарди (1798 – 1837) уместились в одной небольшой книге «Песен» («Canti»), но вот уже полтора века их читают на разных языках мира, а в Италии, как и стихи великого Петрарки, их заучивают наизусть в школе.

Один из лирических гениев Европы, автор «Песен» стоит на одной ступени с великими итальянскими поэтами всех предшествующих столетий, от Данте до Унгаретти и Монтале. Его высоко ценили Пушкин и Шопенгауэр, а в России нередко сравнивали с Баратынским. Молодой поэт из провинциального городка Реканати не дожил и до тридцати восьми лет, его недолгая жизнь не была ни героической, ни даже просто по-человечески счастливой.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>