© ООО «Текст», 2018
e-mail: text@textpubl.ru





Уважаемые авторы! 
В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2018 года прекратило принимать рукописи от авторов. 
Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Зингер, Исаак Башевис
СЕМЬЯ МУСКАТ: роман

Isaac Bashevis Singer
THE FAMILY MOSKAT


Серия "Проза еврейской жизни"

Перевод с английского
А. Ливерганта

2010 год
5000 экз.
877 стр.

ISBN 978-5-7516-0889-7


Выдающийся писатель, лауреат Нобелевской премии Исаак Башевис Зингер (1904–1991) посвятил роман «Семья Мускат» (1950) памяти своего старшего брата. Посвящение подчеркивает преемственность творческой эстафеты, – ведь именно Исроэл Йошуа Зингер своим знаменитым произведением «Братья Ашкенази» заложил основы еврейского семейного романа.

Свои газетные и журнальные статьи Исаак Башевис Зингер имел обыкновение подписывать псевдонимом И. Варшавский, подчеркивая свою тесную связь с городом, который он навсегда покинул в 1935 году.

В те времена население Варшавы на треть состояло из евреев, но когда писатель работал над романом «Семья Мускат» (конец сороковых годов) варшавская еврейская община, целая еврейская цивилизация уже была стерта нацистами с лица земли. В этом романе автор задумал возродить из небытия навсегда исчезнувший город, изобразить Варшаву в том, довоенном, первозданном виде.

Это намерение было недвусмысленно выражено Зингером в беседе с литературным критиком Ирвингом Хау. На вопрос собеседника, справедливо ли утверждение, что Зингер писал «Семью Мускат», погрузив себя в некую искусственную или иллюзорную среду — «как если бы никаких ужасающих событий в истории еврейского народа последних десятилетий не происходило», — писатель ответил: «Именно так обстояло дело. Известный немецкий философ Ганс Файхингер написал книгу, озаглавленную «Философия ”как если бы”», в которой утверждает, что мы все обычно ведем себя, следуя этому принципу. Каждый человек полагает, что его жизнь продолжится. Он живет так, как если бы ему не суждено умереть. Поэтому я не стал бы называть свой подход “искусственным” — он вполне естествен и благотворен. Что бы ни случилось, следует продолжать жить — и писать».

«Семья Мускат» — это семейная сага, созданная в традиции Джона Голсуорси или Томаса Манна. Роман изображает кризис традиционного еврейского уклада в Восточной Европе, описывая жизнь нескольких поколений семейства Мускатов — благочестивого патриарха Мешулама и его многочисленных потомков, для которых характерны различные способы и степени отхода от еврейской традиции: нравственные проступки, включая адюльтер и кражу, нарушение религиозных установлений, полный отказ от еврейского образа жизни — эмиграция в Америку, приверженность светскому сионизму и коммунистической идеологии, ассимиляция в польскую среду, переход в христианство. Кроме описания судьбы этого клана, книга с особой яркостью рисует образ Асы-Гешла, знатока Талмуда из провинции, которого в Варшаве ожидает типичное для того времени преображение из ревностного иудея в безбожника, причем каждому этапу этого преображения соответствует некий член семьи Мускатов, а постепенная трансформация Асы-Гешла в отъявленного нигилиста аналогична коллективной гибели всего семейства.

Роман существует в двух версиях – идишской и английской, перевод которой мы и предлагаем читателю.


Назад в раздел

     "В душе есть нечто удивительное, почти чарующее" О своей книге "История души" рассказывает норвежский философ Уле Мартин Хейстад, известный российскому читателю по книге «История сердца в мировой культуре», и переводчик Светлана Карпушина: https://www.labirint.ru/now/istoriya-dushi/
     Еще раз о книге "Мой дикий сад" М.Шалева "Меир Шалев обращается к текстам Библии, стихам, сравнивает, проводит параллели. «Мой дикий сад» рассказывает не только о саде, не только об Израиле, но о миропорядке в целом, где все соединяется со всем..." (Александра Першина, "Прочтение")
http://prochtenie.ru/reviews/29471
     И.Б.Зингер - в обзоре "Горького" Сборник "Кукареку" И.Б.Зингера - в обзоре "Горького": "каждый рассказ — притча, написанная игривым, лукавым языком, в котором все нужно делить как минимум надвое...", "бездонный сундук с находками для исследователя еврейской литературы, хоть диссертацию пиши" (Владимир Панкратов, "Горький"): https://gorky.media/context/priyatel-kafki/
     "Горький" - о книге Д.Клугера "Из Энска в Энск и обратно" Сборник "Из Энска в Энск и обратно" Д.Клугера - в обзоре "Горького": "Странный сборник, где оказались вещи настолько разные, что по обложке и названию сложно догадаться о содержании — сориентируются только знающие самого Даниэля Клугера..." https://gorky.media/context/vzroslaya-pugayushhaya-skazka/
     "Беглец из преисподней" Б.Липмана - в обзоре "Горького" Книга Бернарда Липмана "Беглец из преисподней" (Текст, 2018, пер. с англ. Даниэля Фрадкина и Михаила Кривича) - в выборе "Горького": "...Ее главная тема — выживание в условиях, когда это просто невозможно; но не как феномен, а как частный, совершенно фантастический случай, где главным двигателем выживания становится не что иное, как побег... Удача, наглость, желание жить и просто подходящие обстоятельства сопутствовали беглецу... и он подробно останавливается на каждом невероятном спасении..." https://gorky.media/context/rvanyj-temp-i-naglaya-energiya/

Все события >>
Хорошие книги
ГОЛЕМ: легенда
Зингер, Исаак Башевис

Знаменитую легенду о глиняном чудище, созданном в Праге в конце XIV века, пересказал для детей нобелевский лауреат Исаак Башевис Зингер (1904 – 1991).

Во времена, когда притеснения евреев были обычным делом, рабби Лейб чудесным образом создает из десяти мешков глины настоящего великана, который помогает ему спасти ни в чем неповинных единоверцев. Однако потом он утрачивает контроль над своим созданием, и тут начинаются всякие несуразности...

подробнее >>
БЕСКОРЫСТНЫЙ УБИЙЦА. МАКБЕТ
Ионеско, Эжен

Пьесы Эжена Ионеско (1909–1994) ставили современников в тупик и поначалу даже снимались с репертуара. Но вскоре они обрели шумный успех, и сегодня театр немыслим без Ионеско – признанного классика авангарда ХХ века. Парадокс, безумие, игра со словами, гротеск, обнажение театральных приемов, нарочитое отсутствие логики, а подчас и сюжета, персонажи, похожие на карикатуру, неразделимость юмора и комизма – все это не просто сбивает зрителя с толку, но дает понять, что абсурдна жизнь, а не театр.

подробнее >>
ИЗБРАННАЯ ПРОЗА. Кто поедет в Трускавец. И не было лучше брата. История с благополучным концом.
Ибрагимбеков, Максуд

Замечательный азербайджанский писатель Максуд Ибрагимбеков (р. 1935) принадлежит к поколению «шестидесятников».
 
Его произведения, он пишет по-русски, в свое время были необыкновенно популярны в нашей стране. Достаточно сказать, что повесть «И не было лучше брата» вышла тиражом более миллиона экземпляров, а пьесы «Мезозойская история» и «За все хорошее — смерть» шли на сценах около пятидесяти театров.
 
Серьезные критики считают Максуда Ибрагимбекова блестящим, многообразным и гармоничным писателем, его прозу — живописной, фразу — музыкальной.
 
Его произведения полны веселья, жизнелюбия  и остроумия. Как сказал Ибрагимбеков в одном из интервью, «жизнь — это большое удовольствие. К сожалению, одноразового пользования».
 
Повести, вошедшие в этот сборник, — «Кто поедет в Трускавец», «И не было лучше брата» и «История с благополучным концом» — долгое время не переиздавались в России. 

подробнее >>
СТИХОТВОРЕНИЯ
Катулл Гай Валерий

Эта книга — полное собрание дошедших до нас сочинений Гая Валерия Катулла (ок. 87 до н.э. – ок. 54 до н.э.), одного из наиболее выдающихся римских лирических поэтов, современника таких исторических фигур как Цезарь, Цицерон, Красс и Помпей.

Катулл первым описал любовь как абстрактное переживание, а не физическое влечение к определенному индивидууму, задумался над парадоксами своих чувств, что отразилось в формуле «Odi et amo» («Ненавидя, люблю»), наверное самой знаменитой его строчки.

Стихотворения даются в новом переводе Максима Амелина, заслуженно получившим звание «архаиста-новатора».

подробнее >>
ПАНСИОНАТ
Пазиньский, Петр

Роман польского писателя Петра Пазиньского (р. 1973) критики назвали «первым литературным голосом поколения внуков Холокоста». Роман о путешествии в мир детства, в старый еврейский пансионат под Варшавой, где герой книги — «последний из цепочки поколений, ухватившийся за самый кончик», — проводил когда-то каникулы с бабушкой. Как теперь он понимает, это место казалось горстке уцелевших польских евреев «прибежищем в пустыне», «ковчегом». Так немного осталось от прежнего мира... Встречаясь то ли с последними постояльцами, то ли с тенями — персонажами из прошлого, он погружается в детство, ощущая собственную неразрывную связь со стариками. Это поэтичная и одновременно местами гротескная элегия уходящему миру.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>